Весна освобождения. Как сражался и выстоял Тирасполь

12 апреля столица Приднестровья – город Тирасполь отмечает 74-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. За 970 трагических дней и ночей немецко-румынскими оккупантами было убито более 4 тысяч жителей города. О страшных, трагических событиях тех дней в воспоминаниях…

В ночь на 22 июня 1941 года румынские бомбардировщики нанесли удар по аэродрому в Тирасполе. Маршал СССР М.В. Захаров, на тот момент начальник штаба 9-й армии, впоследствии вспоминал:

«…22 июня около 5 часов утра авиация противника бомбила тираспольский аэродром. От бомбовых ударов взорвался склад боеприпасов».

23 июня началась мобилизация в Красную Армию и формирование истребительных батальонов в городах, в том числе в Тирасполе, организовывались отряды народного ополчения для охраны военных объектов, средств связи, строительства оборонительных сооружений, подвоза к линии фронта боеприпасов, продовольствия и снаряжения.

По воспоминаниям жителей, в июле немецкие самолёты бомбили Тирасполь по три раза в день – пунктуально в 8 утра, 12 дня и 4 часа дня. В городе был установлен комендантский час, по приказу начальника гарнизона запрещалось: «пребывание граждан на улицах от 24 часов до 4 часов 30 минут утра. Торговые предприятия заканчивают работу не позже 22 часов, театры, кинотеатры и другие культурные учреждения – не позже 23 часов…».

Об этом времени говорят строки известного писателя К. Паустовского, бывшего в те дни военным корреспондентом газеты Одесского военного округа, в его книге «Золотая роза»:

«В июле 1941 года я ехал на военной грузовой машине из Рыбницы-на-Днестре в Тирасполь. Бурая пыль, раскаленная солнцем, взрывалась клубами под колесами машины. Все вокруг – хаты, подсолнухи, акации и сухая трава – было покрыто этой шершавой пылью. Солнце дымилось в обесцвеченном небе. Вода в алюминиевой фляге была горячая и пахла резиной. За Днестром гремела канонада».

16 июля 1941 года оккупантами был захвачен Кишинёв. Утром 19 июля советские войска получили приказ перейти к 21 июля на левый берег Днестра и занять оборону в полосе Рыбницкого и Тираспольского укрепрайонов.

Комендант Тираспольского укрепрайона полковник Г.М. Коченов о боях, разгоревшихся в этих дни:

«Мы хорошо понимали, что главные усилия обороны должны быть сосредоточены на Днестре… Поэтому ещё в мирное время детально изучали обстановку… Бои, завязавшиеся на Днестре в июле 1941 года, подтвердили эти прогнозы. И мы смогли сосредоточить оборону именно в этих пунктах, успешно отражать многочисленные атаки превосходящих сил противника и удерживать свои позиции в течение 21 дня. Двадцать один день … Срок, конечно, небольшой, но если учесть, что Гитлер собирался через 3 месяца занять Москву, то 21 день из этого числа – срок немалый».

Параллельно шёл процесс эвакуации людей и ценностей. После решения Совнаркома МССР об эвакуации от 4 июля 1941 года, в восточные районы страны успели выехать с семьями 23% рабочих и служащих, занятых в промышленности Молдавии, 60% железнодорожников, 80% врачей, большинство учителей. Спасаясь от врага, тысячи граждан двинулись на восток пешком. Вследствие мобилизации и эвакуации население Тирасполя, составлявшее к началу войны 50 тысяч жителей, сократилось на 20 тысяч, т.е. на 60%.

8 августа советские войска оставили Тирасполь. После тяжелейших, упорных боёв к 13 августа вся территория Приднестровья была оккупирована – начался период оккупации нашего края. Позже военные историки дали оценку важности боёв в июле-августе 1941 года под Тирасполем: таким образом были прикованы и задержаны десять немецких и румынских дивизий. Это дало возможность подготовить оборону Одессы, а Тирасполю – эвакуировать основные предприятия и большую часть населения.

Эвакуированных приняли, разместили. Их быт и труд были организованы. Так, уполномоченным от Совнаркома МССР по среднеазиатским республикам был потёмкинец, почётный гражданин Тирасполя А.Ф. Царёв. Сутками не выходили из цехов подростки и женщины, выпуская столь нужную для фронта продукцию: от обмундирования и обуви до боеприпасов и котелков. Свои небогатые сбережения они собирали и сдавали для фронта. Именно на средства эвакуированных людей была построена авиаэскадрилья «От женщин Молдавии».

Оккупантами все левобережные районы республики, а также часть районов Одесской, южные районы Винницкой и западные районы Николаевской областей были включены в состав губернаторства «Транснистрия» («Заднестровье»). Центром губернаторства вначале был Тирасполь, после 17 октября 1941 года, с захватом Одессы центр был перенесен туда.

Румынские войска проходят мимо СШ№6

Уже в августе-сентябре 1941-го были развёрнуты массовые репрессии и расстрелы еврейского населения края, сосредоточенного в гетто, прошла волна арестов советских активистов. Всем, кто не успел эвакуироваться, довелось сполна хлебнуть все «преимущества нового порядка». Грабежи и массовые расстрелы были узаконены: вся сельскохозяйственная продукция объявлялась «собственностью румынского государства». В предписаниях армейским частям и оккупационной администрации указывалось:

Бригадный генерал Nicolae Ghineraru получает цветы. Тирасполь. Сентябрь

«Войска будут снабжаться за счет своей зоны и ничего не будет привезено из «Запрутья», необходимо брать на месте все, что надо, все, что есть, брать без всяких церемоний; в каждом доме необходимо производить тщательный обыск и забирать все без остатка, за утайку продовольствия и малейшее сопротивление – расстреливать на месте, а дома сжигать».

В 1941-1942 годах особую роль в вывозе материальных ценностей из оккупированной Молдавии сыграли так называемые «Организации-1111», созданные в начале войны при румынском штабе. В их «наставлениях» предписывалось вывозить в Румынию советские фабрики, заводы, оборудование, изымать из оккупированных районов рентгеновскую аппаратуру, зубоврачебные и хирургические инструменты, фармацевтические материалы, общественное и личное достояние советских людей. В итоге трёхлетней оккупации в МССР было разрушено около 50 тысяч зданий, половина из них – жилые дома. Разграблено и разрушено около 600 школ, полностью уничтожено 20 сёл.

Ко всему прибавилась ещё и жестокая политика румынизации края, несмотря на то, что испокон веков здесь кроме молдаван жили русские, украинцы, евреи, болгары и люди других национальностей. Оккупанты обязательным объявили румынский язык. Во всех общественных местах висели надписи: «Говорите только по-румынски!»

Но не таков был характер тираспольчан. В городе сформировалось несколько подпольных организаций, и действовали герои-подпольщики весьма активно. Так, в 1943 году они уничтожили эшелон с боеприпасами, подожгли склады на железнодорожной станции, где в огне сгорели три помещения с награбленным народным добром, и были уничтожены три вагона с военным имуществом. С декабря 1942 года по январь 1944 года подпольщики группы В.С. Панина регулярно распространяли среди трудящихся Тирасполя листовки со сводками Совинформбюро и карикатурами на захватчиков. Не обходилось и без потерь. Были схвачены и замучены члены группы М.А. Сосидко, Н.Е. Кузьменко и другие. Такая же судьба постигла и подпольщицу Зинаиду Чабан.

В Тираспольской тюрьме в день своего 20-летия, 2 апреля 1944 года, была расстреляна николаевская подпольщица из группы «Партизанская искра» Дарья Дьяченко, удостоенная посмертно звания Героя Советского Союза. До родных дошло несколько её писем из Тираспольской тюрьмы.

«Обидно, – пишет она в одном из них, – что приходится так рано умирать, ведь не сбылись ещё многие девичьи мечты. За долгие дни в тюремной камере я много передумала, окинула взглядом свою коротенькую жизнь. И, веришь, каждый раз приходила к выводу: жила правильно, иначе не могла бы жить…».

Одной из самых активных была группа П.Е. Кустова. Подпольщики активно помогали военнопленным, организовали ряд диверсий, установили связь с группами сопротивления из городов и сёл Приднестровья и даже готовили покушение на румынского генерала Антонеску. Подпольная группа была раскрыта и арестована зимой 1943-1944 года, за несколько дней до освобождения Тирасполя герои были расстреляны. Захоронены они в братской могиле на Кирпичной Слободке, их имена выбиты на мраморной плите Мемориала Славы.

Только с 31 марта по 3 апреля 1944 года в тюрьмах Тирасполя было расстреляно около 3 тысяч человек.

Войска 3-го Украинского фронта под командованием генерала армии Р.Я. Малиновского в период с 26 марта по 14 апреля 1944 года провели одну из решающих стратегических операций весны 1944-го – Одесскую наступательную операцию. В ее ходе освободителям, преодолевая отчаянное сопротивление противника, пришлось наступать в очень тяжелых условиях распутицы и бездорожья. Дождь хлестал вперемежку с мокрым снегом, ночью поднимался свирепый ветер, дороги покрывались ледяной коркой, набухшие под дождем солдатские шинели затвердевали, топорщились, примерзали к грунту. Язык деловых бумаг констатировал: «Абсолютная распутица и бездорожье».

Но это не могло сдержать освободительный натиск советских войск. В ходе операции были освобождены Николаев, Очаков, Одесса.

О нашем городе в сводках Совинформбюро от 12 апреля была сказано лаконично:

«Войска 3-го Украинского фронта в результате ночного штурма овладели городом Тирасполь – важным опорным пунктом обороны немцев на реке Днестр».

Не раз посещавший послевоенный Тирасполь почётный гражданин города Ф.А. Осташенко вспоминал:

 «Фашистские палачи под покровом ночи успели сделать своё подлое дело. Здания сельхозинститута, обкома партии и типографии были взорваны, сожжён городской театр, лечебный городок разрушен».

Вот как писала об этом фронтовая газета:

«Когда победоносная Красная Армия вступила 12 апреля в Тирасполь, глазам воинов-освободителей предстала такая картина: все здания от железнодорожной станции и вплоть до центра города, все новые многоэтажные дома взорваны и сожжены. В городе осталось не больше 5 тысяч (10%) жителей, вышедших из своих убежищ, где они скрывались от угона в тыл врага» …

Газета «Известия» писала:

 «Фашисты кровью залили цветущий Тирасполь. В районе Кирпичной Слободки в окопах обнаружили трупы более тысячи советских граждан. Осмотр показал, что многие были захоронены живыми. В саду учебного хозяйства Тираспольского сельхозинститута также обнаружены траншеи, в которых погребено около 600 замученных гитлеровцами мужчин, женщин, стариков, детей. В республике нет ни одного города, ни одного села, где бы фашистские оккупанты не оставили подобных следов».

Традиционно, как и всегда после освобождения наших городов, в Тирасполе был проведён митинг. В своих воспоминаниях начальник штаба 37-й армии 3-го Украинского фронта А.К. Блажей писал:

 «Первый митинг в освобождённом, полуразрушенном гитлеровскими варварами Тирасполе состоялся в одном из немногих, чудом уцелевших зданий – городском кинотеатре. К двум часам дня небольшой зал и площадь у здания были заполнены до отказа».

Вторит ему почётный гражданин Тирасполя, командующий 37-й армией М.Н. Шарохин:

«Утром, 12 апреля, возвращаясь из Бендер, я застал на тираспольской площади городской митинг. Я видел радость на лицах горожан. На митинге выступал ЧВС армии генерал И.С. Аношин. Выступил и я, поздравив тираспольчан с освобождением от оккупации. Люди обнимали освободителей, подносили воинам хлеб и соль. Так было всюду, куда мы вступали».

В обращении к воинам Красной Армии, единогласно принятом участниками митинга, говорилось:

«Родные наши воины! Великое вам спасибо за волю и счастье, которые принесли вы нам, освободив наш город от немецко-фашистских захватчиков! Навсегда в памяти нашей сохранится день 12 апреля – день нашей встречи с вами… Мы клянёмся вам, славные воины, работать не покладая рук, чтобы оказать всемерную помощь доблестной Красной Армии … Желаем вам новых славных побед над лютым врагом».

Особенность боевой биографии Тирасполя в том, что после освобождения город в течение более 4-х месяцев был на линии фронта. И об этом тоже в мемуарах М.Н. Шарохина:

 «…город ещё в течение более четырех месяцев продолжал оставаться передним краем нашей обороны. Через него снабжались советские части и подразделения, овладевшие Кицканским плацдармом на правом берегу Днестра. На его предприятиях восстанавливалась боевая техника, в городе готовились кадры для фронта».

После завершения Ясско-Кишинёвской операции тираспольчане, отселённые с линии фронта за 25-30 километров в окрестные сёла, смогли вернуться в свои жилища.

Захороненные в апреле-августе 1944 года в разных местах города, где располагались госпитали, останки воинов-победителей были тожественно перезахоронены в центре Тирасполя, на берегу свободного Днестра, в самом почётном месте.

23 февраля 1972 года Героем Советского Союза М.Т. Хариным был зажжён вечный огонь на Мемориальном Комплексе Славы, построенном методом всенародной стройки по проекту знаменитого архитектора-тираспольчанина Г. Файфа.

Отметим, что 12 апреля 1944 года от немецко-фашистских захватчиков были освобождены еще два города Приднестровья – Григориополь и Дубоссары. Таким образом, 72 года назад в ходе Одесской наступательной операции закончилось освобождение левобережных районов МССР от немецко-румынских оккупантов.

День освобождения городов Приднестровья навсегда останется самым светлым праздником для жителей республики, днем памяти о мужестве советских воинов, отдавших жизнь за свободу своего народа.

Алла МЕЛЬНИЧУК,

Александра ТУПИКОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.