БОРЕЦ, ХУДОЖНИК, ПЕДАГОГ, РУКОВОДИТЕЛЬ

Эти слова о Юрии Затыке – директоре Слободзейской детской художественной школы, заслуженном работнике культуры ПМР, члене Союза художников, председателе Слободзейского районного ОСТК, командире народного ополчения района, награжденом высшей наградой ПМР – орденом Республики, другими орденами и медалями. С его именем неразрывно связана история создания и становления ПМР.

Родился Юрий Николаевич весной 1943 года. Сколько себя помнит, любил рисовать. Карандаши давали воспитатели детского сада, чтобы дети всегда были чем-то заняты и не таким острым было у них чувство голода. Интерес к изобразительному искусству возник еще с тех ранних лет. Служил в Прибалтике в войсках ПВО, потом работал водителем скорой помощи в районной больнице, а вечерами подрабатывал кочегаром в Слободзейском музыкальном училище.

Там он познакомился со слободзейскими художниками, которые увидели его первые работы и порекомендовали поступить в художественное училище. Началом своего творческого пути считает тот день, когда одна из его работ была отобрана для участия в республиканской выставке наряду с произведениями известных мастеров. Эта памятная автору работа называется «Осенний натюрморт».

Желание стать художником крепло с каждым днем. В 1971 году Юрий закончил Кишиневское художественное училище, а через год создал в Слободзее художественную школу. Она разместилась в Доме культуры колхоза «ХХ партсъезд». Срочно был проведен набор учащихся, к октябрю решили все оргвопросы и начались занятия с 35 учащимися, из которых 28 в 1976 году стали первыми выпускниками. Сам Юрий Николаевич параллельно с работой в школе занимался на художественно-графическом факультете Одесского пединститута.

Долгое время художественная школа находилась в старом помещении одной из общеобразовательных школ, ныне располагается в прекрасном помещении бывшего детского сада. Много энергии и душевных сил вложил Ю.Н. Затыка, чтобы воплотить этот проект в жизнь. Без преувеличения можно сказать, что художественная школа в Слободзее – дитя Юрия Затыки. В ней созданы все необходимые условия для учёбы и работы, имеется свой выставочный зал, необходимое оборудование, отличная библиотека, не имеющая равных в республике и содержащая более 3000 экземпляров профессиональной литературы, комплекты открыток и иллюстраций, различные журналы по изобразительному искусству. Все это помогает становлению юных художников и совершенствованию профессионального мастерства преподавателей.

Школа имеет 6 филиалов по населенным пунктам района. Лучшие из воспитанников продолжили обучение в профессиональных средних специальных и высших учебных заведениях Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Харькова, Львова, Одессы, Кишинева и Приднестровья. Целый ряд выпускников являются членами Союза художников ПМР, ближнего и дальнего зарубежья. В этой школе свою трудовую деятельность начинали нынешние члены Союза художников Приднестровья Алла и Юрий Салко, Сергей Панов. Многие выпускники художественной школы работают архитекторами, дизайнерами, ведут педагогическую деятельность.

Однако был период в жизни Юрия Николаевича, когда пришлось ему кисть художника поменять на автомат. В 90-х годах Юрий Николаевич находился у истоков создания республики, в гуще событий – встречался с людьми, решал текущие проблемы, проводил большую пропагандистскую, агитационную работу. Прорумынское руководство Молдовы и стоящие за ним националисты боялись таких лидеров, как Николай Остапенко, Александр Гусар, Юрий Затыка, которые были среди тех, кто возглавлял в то время движение сопротивления жителей нашего края и не допустили осуществления плана силового захвата левобережных районов Днестра.

«Человек, попав в такую жёсткую ситуацию, по-другому начинает воспринимать и осмысливать свою жизнь, задумывается о своем жизненном предназначении, самом смысле жизни», – говорит Юрий Николаевич. Истинный патриот родного края, он всегда верил в победу республики, вел за собой людей, отстаивал независимость Приднестровья. Вот что он вспоминает о былом:

«1989 год. Я – простой учитель, занимался своим любимым делом: преподавал в художке, рисовал в свободное время. Мне как парторгу управления культуры было предложено через трудовой коллектив оказать возможную помощь бастующему Тирасполю. Впрочем райком партии уводил нас от истины, запрещая собираться и анализировать события, а тем более проводить какую-либо пропагандистскую работу в массах, кроме прокишиневской, «коммунистической» и уже открытой националистической политики и пропаганды.

Чисто из любопытства в апреле 1990 года я со своим коллегой Анатолием Романовым посетил местный стадион, где уже кипели страсти. Представители трудовых коллективов определяли своё отношение к происходящим событиям, к деструктивным действиям райкома партии, беспределу в системе торговли, искусственно создаваемым дефицитам, процветающей бюрократии.

Оценив происходящее, я попросил слово для выступления. В своем выступлении акцентировал внимание на том, что вина во всем происходящем лежит не на простых людях, а на тех, кто руководит трудовыми коллективами, кто привержен зарождающемуся национал-фашизму. А для того, чтобы протестные мероприятия проходили организованно, целенаправленно и результативно, я предложил избрать инициативную группу. Инициатива наказуема: меня присутствующие на стадионе и избрали председателем инициативной группы, в состав которой вошли 22 добровольца, что и было юридически оформлено.

Нам с населением работалось легко, потому, что нашими помощниками были коллеги из Тираспольского ОСТК, уже имевшие опыт политической борьбы, принимавшие активное участие на проводимых нами собраниях, сходах, митингах и других акциях. Хочу назвать известные имена: Игорь Смирнов, Анна Волкова, Петр Заложков, Владимир Емельянов, Вячеслав Мотыль, Александр Велько.

В июне 1990 года мы попытались создать поселковый СТК, но из-за противодействия местных властей нам это сделать не удалось. Однако вторая попытка все же оказалась успешной. И 3 ноября 1990 года был создан Слободзейский районный ОСТК, куда вошли представители практически всех хозяйств и организаций района. Самым сложным моментом в работе был перевод наших предприятий и организаций под юрисдикцию ПМР. Нужно было поднять население района на подготовку и организацию референдумов по проведению II съезда депутатов всех уровней, где и была провозглашена наша республика.

В то время Президент Молдовы Мирча Спегур заявлял, что в Слободзейском районе у него четкая расстановка кадров и что там ничего не произойдет. Однако мы «разочаровали» господина Снегура, успешно проведя референдумы в селах района и переведя организации и предприятия под юрисдикцию ПМР, хотя и встречали сопротивление со стороны местной власти. Пришлось освобождаться от некоторых руководителей предприятий и председателей сельских Советов.

Пожалуй, самым сложным и небезопасным для нас был перевод под юрисдикцию Приднестровья Слободзейского РОВД. Почти ежедневно для переговоров приезжали эмиссары из МВД Молдовы, службы безопасности и даже сам министр внутренних дел Молдовы, но все было уже напрасно. Тем не менее, большая часть работников полиции требовала соответствующих гарантий в случае перехода. Наш ответ был один: «Мы гарантий не даем». Приезжали и вооруженные структуры, но и это не дало результатов.

В дальнейшем нам помог наш опыт и дипломатия переговоров. Одним из главных факторов организации населения района на борьбу с национал-фашизмом был непререкаемый авторитет председателя райсовета Николая Остапенко. Вспоминается одна из его встреч с личным составом РОВД, когда мы оба уже были в статусе депутатов Верховного Совета ПМР. В зал нас пытались не впустить и даже освистали. Тогда, уходя, я обратился к собравшимся в зале, сказав: «До скорой встречи».

Через два дня по районному радио призвали население района собраться у здания РОВД. Буквально через 20 минут площадь была забита людьми. Тем временем, я, Владимир Шевцов, Анатолий Романов и Анатолий Лиманский зашли в здание РОВД, опечатали все кабинеты, вошли в кабинет начальника полиции господина Корбуна и потребовали печать и ключи, которые впоследствии вручили новому, по уже нашему начальнику милиции Анатолию Тулушу. Войдя в кабинет Корбуна, мы увидели там еще 2-х высокопоставленных чиновников из Кишинева: прокурора Молдовы и представителя Мирчи Снегура, которые были шокированы всем происходящим и пытались убедить нас, что мы являемся организаторами государственного переворота и за это ответим по всей строгости закона. А мы им ответили, что пришли сюда именно с такой целью. В этот момент в кабинет ворвался прокурор района господин Телевко с криком, что мы и все наши активисты будут немедленно арестованы. Мы его успокоили и попросили завтра готовиться к подобной процедуре у него в кабинете, что и было успешно реализовано на следующий день.

Через неделю 11 декабря 1991 года в районном Доме культуры, мы присутствовали на принятии присяги новым личным составом Слободзейского РОВД. Некоторая часть полицейских в качестве протеста, угрожая нам, собиралась на стадионе, где топтала снег и вынашивала планы нашего уничтожения. В конце концов, изрядно замерзнув, через несколько дней они убрались восвояси, кто куда – в Кишинев, другие города и районы Молдовы. Но большинство сотрудников полиции перешли в ряды нашей милиции.

Мы тогда сделали все, чтобы наша народная милиция служила своему народу. Впрочем, террористы группы «Бужор» изменили тактику, начав проводить диверсионные акции. И ровно через полгода жестоко был убит наш районный руководитель депутат Верховного Совета ПМССР Николай Остапенко. А начальник штаба народного ополчения Александр Гусар был сожжен в машине террористами все той же группы Илашку».

Будучи командиром народного ополчения района, Юрий Николаевич с болью о погибших рассказывает: «В период, когда агрессивные действия националистов Молдовы становились всё более открытыми и жесткими, в Приднестровье назрела необходимость создания своей системы противодействия и обороны. В 1992 году вооруженные ОПОНовцы развернули наступление на Дубоссары, и тогда всем стало понятно – медлить больше нельзя. В марте 1992 года были сформированы первые отряды народного ополчения. Граждане разного возраста, национальности, образования и социального положения начали массово вступать в народное ополчение.

В то время силы были неравны. Молодой республике не хватало людских ресурсов, не говоря уже о вооружении и технике. В первые дни добровольцев отправляли на позиции с одним автоматом на пятерых. Во время боевых действий ополченцы, вооруженные прутьями и арматурой, топорами и вилами, несли круглосуточную вахту на многочисленных постах вдоль реки Днестр. Правда, на войне не все решает длина штыка. Высокий моральный дух, истинный патриотизм, массовый характер борьбы – вот что, в конечном счете, обеспечило нашу победу.

В Слободзее действовал штаб народного ополчения, который возглавил Александр Гусар. В ополчение отбирались граждане, прошедшие воинскую службу, поэтому оно стало наиболее активной, дисциплинированной и профессиональной частью оборонительных структур республики, внесло большой вклад в становление республиканской гвардии и подготовку кадрового резерва. Большую организационную и практическую работу по мобилизации населения на защиту республики проводил в районе совет трудовых коллективов. Благодаря ему только в Слободзее в ополчение вступили 1,5 тысячи добровольцев, в Парканах – более 900 человек, в Первомайске – свыше 600.

Необыкновенную самоотдачу, работоспособность и активность в желании защитить родную республику показали многие руководители ополченцев. Невозможно представить ополчение и без поддержки наших женщин. Не думая о себе, они делали всё для защиты молодого государства. «Не женщины, а кремень», – говорили о них мы тогда. Благодаря их заботе ополченцы района были полностью обеспечены продуктами питания. Это они пикетировали склады 14-й армии с требованием вооружить защитников Приднестровья.

Большую поддержку ополченцам оказала народная милиция, обеспечивая охрану общественного правопорядка и сохранность стратегических объектов. От быстрых решений и незамедлительных действий правоохранительных органов зависели судьбы людей. Пример истинного патриотизма показал тогда легендарный офицер 14-й армии Игорь Дудкевич. Он первым перевел свой инженерный батальон под юрисдикцию ПМР, а затем и всю воинскую часть, в которой служил. Это необыкновенно подняло дух защитников республики и придало уверенность в правоте нашего дела.

Информационно нас поддерживало Слободзейское телевидение. Снимали все, что было важно в те дни, и транслировали по всем регионам. Спустя месяц после начала боевых действий в Дубоссарах 19 апреля 1992 года между Молдовой и Приднестровьем было подписано соглашение о перемирии. Но подобно фашистским агрессорам правительство Молдовы нарушило это соглашение, 19 июня 1992 года напав на безоружный мирный город Бендеры.

Многие ополченцы нашего района в 1992 году встали на защиту нашей республики. Костяком ополчения были наши ОСТКовцы. Воевали они на Бендерском, Дубоссарском и Копанском направлениях. Многие не вернулись домой в свои семьи. В ходе тех событий погиб 41 слободзеец.

Когда пришло мирное время, полное напряженного труда по становлению и развитию республики, Юрий Затыка начал, не щадя здоровья и сил, трудиться на благо Приднестровской Молдавской Республики.

Олег НАСТАСЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.